Мои Титьки

Ни одна встреча не происходит случайно

Я увидел ее случайно. Что-то привлекло мое внимание к ней. Эта походка, летящая и в то же время уверенная и даже тяжеловатая. Она была одета в обтягивающие джинсы, свободный свитер и ботинки с толстой подошвой и на высоченном каблуке. «Где же берут такую обувь в этой стране?» — еще успел подумать я. Наши взгляды встретились, и она вдруг остановилась. Ее черты лица были мне незнакомы и в то же время до боли узнаваемы. Я опустил глаза. Она стояла, слегка расставив ноги так, что получался просвет там где цетральный шов огибает лобок и идет дальше вниз и назад. Ее широкие бедра качнулись, направляясь ко мне и я поднял глаза.

— Скажите, а вы говорите по-русски? — спросила она.

— Да. А как вы узнали? — ответил я и тут же спохватился. — Наверно в вашем городе русских видно издалека? — и улыбнулся. Почему-то вспомнился случай в супермаркете, когда я увидел мужчину и был совершенно уверен, что он русский. Не знаю, наверно по взгляду. Впрочем проверять я это не стал.

— Мне показалось, что я вас знаю. — сказала она и улыбнулась уголками губ. Зимнее солнце светило ей в профиль, подчеркивая немного резкие но очень нежные черты. Она смотрела на меня прямо, с легкой грустинкой. Мне почему-то очень захотелось погладить ее волосы, которые мягко светились в солнечных лучах.

— Нет. Но мне кажется, что я начинаю узнавать вас. — ответил я.

— Почему вы так думаете?

— Ни одна встреча не происходит случайно. Особенно на улице. — я улыбнулся.

— Вы фаталист?

— В какой-то мере да. Когда это помогает жить.

— Я вам не мешаю, может вы заняты?

Нет-нет, я сейчас как раз свободен. — ответил я, подумав что до ухода поезда еще целых 5 часов. — Может мы перейдем на ты, если вы не возражаете?

— Не возражаю. — ответила она, поправляя непослушную прядь.

— Ты здесь живешь? — спросил я, после того как мы вместе пошли в направлении улицы с кучей кафе и магазинчиков.

— Да. А ты?

— А я сегодня уезжаю.

— Когда ты приехал?

— Вчера вечером.

— Странно.

— Что странно?

— Вчера вечером я не могла найти себе места. А сегодня вместо того, чтобы работать, слоняюсь по улицам, смотрю на людей, на город... — она прищурилась, заслоняясь от яркого солнца. Я посмотрел на нее, идущую рядом. вдыхая незнакомый аромат духов и вдруг подумал, как странно все, как будто я это уже где-то видел.

— Когда я увидела тебя, мне показалось. что я знаю тебя давным-давно, даже не с детства, а еще раньше. Ты понимаешь меня? — продолжала она.

— Когда-то такое со мной было. — ответил я. — Но это было очень давно.

— А сколько тебе лет? — спросила она.

— 32 — ответил я — круглое число.

— Почему круглое? — удивилась она.

— Двойка в пятой степени.

Она засмеялась.

— У меня муж — программист, он тоже все считает по 2, 4, 8, 16. Ты тоже программируешь?

— Скорее администрирую.

— Пользователей учишь?

— Какое там учишь с моим-то языком. Я сервера администрирую. Чтобы не падали. Зайдем в кафе? — спросил я.

— С удовольствием.

В кафе пахло кофе и кондитерскими изделиями. Мы сели за столик у окна.

— Я закурю? — спросила она.

— Кури конечно. — ответил я.

— А ты куришь?

— Нет.

— Мне почему-то так сразу показалось. Потому и спросила — она улыбнулась.

— Тебе какой кофе?

— Обычный. А тебе?

— Я не пью кофе. Лучше чай.

Ее рука случайно оказалась рядом с моей. Наверно я совсем не соображал, что я делаю, потому что я стал легкими касаниями пальцев гладить ее кисть. Ее кожа была матового цвета, мне почему-то захотелось прижаться к ней губами и вдыхать ее запах. Она нежно высвободила руку, перевернула ладонью вверх и мы стали легкими касаниями пальцев гладить ладони друг друга. Я нашел второй рукой другую ее руку и несильно сжал. Глаза закрылись сами собой, и я вдруг стал узнавать эти изгибы, этy тонкую кожу, маленькую но сильную ладонь. Мне захотелось ощутить своими губами ее губы, опять появилась та надежда, которую я давным давно запинал в угол...

— Что с тобой? — я открыл глаза — С тобой все в порядке?

— Да — я помотал головой и обнаружил что кофе и чай уже на столе.

Она достала из пачки сигарету, потом, порывшись в сумочке, зажигалку. Маленькая Zippo, я никогда раньше таких не видел.

— Это ты здесь купила? — спросил я.

— Нет, это подарок — улыбнулась она.

Она открыла крышку, чиркнула колесом, но зажигалка не зажигалась. После нескольких неудачных попыток она положила ее на стол и стала озираться.

— У тебя нет случайно спичек? — спросила она.

— Нет — ответил я и взял в руку холодную металлическую коробочку. Я представил, как несколько раз в день ее берут в маленькую нежную ладонь, когда-то в спешке, когда-то в раздражении, когда-то в радости. Каждый день несколько раз эта коробочка ощущает ее тепло, ее кожу, ее пальцы. Я автоматически откинул крышку и чиркнул колесиком. Маленькое живое пламя затрепетало в железной ограде.

— Наверно ее нужно сначала согреть — предположил я.

— Спасибо — сказала она и прикурила. При этом ее ладони на миг обхватили мои.

— Тебе не мешает дым?

— Нет.

Она дотронулась губами к чашке с кофе и отпила глоток.

— Ты где остановился?

— Уже нигде. Я выписался из гостиницы сегодня утром.

— Ты сегодня уезжаешь?

— Через 4 с половиной часа.

Она задумалась. Я смотрел как струйка дыма медленно поднималась вверх от кончика сигареты. Кто она, так неожиданно встретившая меня в этом городе? Мир сжимался вокруг меня, оставался только ее силуэт на фоне окна. Неужели? Нет, не может быть.

— Можно, я тебя провожу?

— Да конечно. — я понял что не в силах уже так просто уехать. Я начинал узнавать. Узнавать человека, которого я искал всю жизнь. Этот голос, нежность рук, бархатистая кожа. Я столько раз ошибался, принимал желаемое за действительное, в далекой Москве у меня оставалась жена, с которой всегда было прикольно и весело. Единственное что омрачало мое отношение к ней — я не чувствовал что ей нужен я. Ей всегда нужно было что-то от меня — нежность, внимание, секс, совместные поездки, обсуждения. Но была какая-то пустота, которую я не мог заполнить. Я боялся. Я ужасно боялся ошибиться. В памяти осталась мучительная боль уходов от женщин, которые любили меня. Я не мог не уйти. Как только я понимал, что это не ТА которую я ищу, я тут же понимал, что не смогу не искать дальше. Я не мог им врать в глаза (долго) поэтому уходил. Кто сейчас сидел передо мной? Я даже не хотел думать и предполагать, не хотел рисковать причинить боль тому что мне очень дорого...

— У тебя чай остынет.

— Ах да, спасибо. — Я отпил глоток и вкуса чая не почувствовал.

Она допивала уже последний глоток кофе. Когда чашка уже была на столе, я взял ее ладонь в свою и накрыл второй ладонью. Она не отстранилась. Пальцами второй руки она стала нежно гладить мою кисть, повторяя все выступы и изгибы, как будто стараясь запомнить это навсегда... Грохот

посуды сзади вернул нас к действительности.

— Тебе наверно пора.

Я посмотрел на часы. До поезда оставалось 2 с половиной часа. Боже, куда подевалось время? Я встал из-за стола и наклонился за сумкой. Ее волосы оказались совсем близко от моего лица и я вдохнул эту смесь духов, кофе, сигаретного дыма и запаха волос. Что-то переключилось внутри меня и я понял что сегодня я уже никуда не поеду.
— Знаешь, — сказал я — никуда я сегодня не поеду.

— Почему? — спросила она, и в ее голосе я почувствовал облегчение.

— Мне кажется, ты этого хочешь.

— Да... А как же билет?

— А билета у меня нет. Он покупается непосредственно перед поездкой.

— Куплю завтра.

— Что мы будем делать?

— Ты можешь остаться со мной сегодня?

— Да, но только до вечера. У меня муж с работы приходит в 9. — она виновато улыбнулась.

— Тогда пойдем.

Мы вышли на улицу. Солнце уже садилось, и длинные тени ложились на холодный асфальт. Подул холодный ветер. Она нашла мою ладонь своей маленькой ладошкой и доверчиво прижалась ко мне плечом.

— ы знаешь, — сказала она, — я мечтала вот так. С тобой. Я ненормальная, да?

— Нет, — я покачал головой. Мысли куда-то испарились. Было только ощущение тепла ее ладони, плеча, легкий запах духов.

— Мне так спокойно с тобой, у меня никогда такого не было.

— А как же муж? — не удержался я.

— Я долго думала об этом, — помедлив ответила она. — Мы познакомились 6 лет назад. Он ухаживал за моей подругой, а когда она ушла от него, я постаралась как-то его успокоить, придать сил. А через год я вышла за него замуж. Потом он нашел работу здесь, и мы уехали.

— Сколько вы здесь живете?

— Уже почти 4 года.

— Тут много русских?

— Немного. А 2 года назад мне стали сниться сны.

— Какие сны?

— Они были яркие, с какими-то неземными цветами. Я гуляла по песчаному пляжу и у моих ног шумел прибой. Я была на городских улицах, в магазинах. Я с кем-то говорила, даже танцевала. И всегда рядом был Он.

— Кто Он?

— Я не знаю, я не могла запомнить его лица. Мы были вместе, мы занимались любовью, он обнимал меня, я целовала его. И мне было спокойно-спокойно. И хорошо. А когда я просыпалась, я долго не могла прийти в себя. И никогда не говорила об этом Сашке.

— Саша — твой муж?

— Да. Когда я увидела тебя, — она помолчала, — я вдруг поняла: или сейчас или никогда. Как в том сне. — Она подняла глаза.

— Тебе часто снились такие сны? — сказал я, чтобы хоть что-то сказать. Нормальное восприятие мира начало отказывать.

— Последний раз — вчера.

Я смотрел на ее точеный профиль и мысленно начал целовать ее губы, глаза, брови, нежный пушок у висков. И чуть не слетел с тротуара, споткнувшись о здоровый чемодан.

— I'm sorry, — донеслось сзади.

Мы стояли у входа в гостиницу, из которой выписался сегодня утром.

— Пойдем? — спросил я, кивая на вход.

— Да — тихо ответила она.

В гостинице меня встретили как старого знакомого, тут же выделили номер и пожелали счастливого пребывания.

— Проходи, — я открыл дверь номера, пропуская ее впереди себя.

Потом вошел сам и закрыл дверь на замок. Она положила сумочку на стол и вытащила сигареты. Я оглянулся в поисках пепельницы и вдруг почувствовал что она прижалась ко мне всем телом, ее руки обвили мою шею а шелковистые волосы оказались близко-близко от моего лица. Я дотронулся губами до ее волос и последние капли рассудка покинули меня. Все, что я мог, это целовать эти волосы, эти глаза, виски, изящные ушки, скулы с удивительно нежной кожей и губы. Я никогда еще не встречал ничего подобного. Мне было приятно целовать их! До этого это было только одни раз, совсем недолго с одной из моих женщин. В детстве, видя как целуются в фильмах, я не мог понять, что они в этом находят приятного. Потом попробовав сам, ничего особенного не почувствовал, было даже иногда противно. А тут мне хотелось их целовать еще и еще, они имели какой-то сладковатый привкус или причувств, я не мог разобрать. Я хотел пить их как умирающий от жажды путник. Я гладил языком внутреннюю сторону ее губ, ее язычок стал щекотать мою. Наши языки встретились, и я еще сильнее прижал ее губы к своим. Ее руки гладили мой затылок, она прильнула ко мне и я ощущал ее тепло сквозь два свитера. Я взял ее на руки, и не отрываясь от нее, сел на кровать и посадил ее себе на колени. Она нежно отстранилась, прижала мою голову к своей груди и стала гладить и целовать мои волосы. Я гладит ее бедра и узнавал их сквозь ткань джинсов. Я вдыхал ее терпкий густой с медовым привкусом запах и какое-то вселенское спокойствие разливалось по всему моему телу.

Она медленно высвободилась, встала и начала снимать с себя свитер. Я притянул ее к себе и стал гладить внутреннюю сторону бедер, целую сквозь джинсы ее хорошо выступающий холмик. Я безумно люблю такую особенность женской анатомии, не знаю почему. Потом я расстегнул верхнюю пуговицу ее джинсов и стал целовать нежную-нежную кожу ее живота. Она уже успела снять топик, поэтому я стал двигаться все выше и выше. Она мягко отстранила меня и стала снимать с меня свитер, потом майку. Я помог ей снять джинсы, под которыми оказались черные шелковые трусики и встал, чтобы снять джинсы самому. Она присела на кровать, обняла меня за талию и стала медленно расстегивать их целуя мой живот и двигаясь все ниже и ниже. Потом стянула с меня трусы и стала легкими прикосновениями губ целовать мой напряженно стоящий член. Тут я не выдержал, подхватил ее, повлек за собой и мы повалились на кровать. Она не дала мне опомниться и тут же оказалась сверху и начала целовать мою грудь, слегка покусывая соски. Сладкая истома стала разливаться по моему телу. А она постепенно двигалась все ниже и ниже. Вот ее губы уже коснулись паха и язычок принялся щекотать мой анус. Я подставил руки под ягодицы, чтобы ей было удобнее, и весь отдался во власть ощущений. Ее язычок настойчиво стучался в мое отверстие, я попытался расслабиться, чтобы впустить его туда, но не смог определить, удалось мне это или нет. Я совершенно перестал ощущать собственный член, не мог понять, что ли он стоит, то ли уже ослаб. Закралось легкое беспокойство, ну а если он откажет в самый ответственный момент? Со мной такого еще не случалось. Но несмотря на это я продолжал парить на волнах блаженства и нежности, чувствуя себя при этом немного озадаченно. Я привык всегда брать инициативу на себя, а тут совершенно не представлял, что мне делать. Тем временем ее губы коснулись моего члена и она стала языком щекотать головку? Он опять обрел чувствительность, но не до конца. Я его ощущал слабым и вялым и на «безотказное» возбуждение нижней части головки он не реагировал никак. «Только этого мне еще не хватало» — подумал я и попытался расслабиться. Я ощутил, как ее пальцы сильно сжали основание члена несколько раз, и он постепенно пришел в норму. erotic-home.com Мне хотелось ощущать эти сжатия еще и еще, они были на самой грани боли, и в то же время невыносимо приятны. Но вместо этого она обхватила губами мой член и он вдруг оказался до самого основания у нее во рту. Легкие сжатия у основания продолжались то ли губами, то ли зубами, я не разобрал, потому что на меня накатила очередная волна блаженства и неги. Я парил на волнах тепла и нежности, это не шло ни в какое сравнение с тем сексом, которым я занимался раньше. Я подумал, какое она чудо, волна благодарности накрыла меня с головой. Я медленно высвободился, уложил ее на спину и стал осыпать поцелуями ее лицо, грудь, живот. У нее была нежная-нежная кожа, мне хотелось целовать ее еще и еще.

— Сними с меня трусики, они мне мешают, — попросила она.

Я осторожно снял маленький кусок черного шелка, еще хранящий ее тепло, сел на колени рядом, приподнял ее ногу за щиколотку и стал целовать ее маленькие пальцы, ступню, подъем. Потом я точно так же поступил со второй ногой, а затем по очереди стал осыпать их поцелуями, постепенно двигаясь вверх, где уже приоткрылись мягкие, идеально полукруглые губы. Обведя легкими касаниями губ ее правильный треугольник на выпуклом холмике, я коснулся языком его вершины. Никогда я еще не ощущал тело женщины таким знакомым, таким нежным, таким родным. Мне казалось, что прошло 1000 лет, и мы снова встретились, узнавая каждую черточку друг друга. Я вдыхал этот запах, и в первый раз в жизни хотел дышать им еще и еще. Круговыми движениями языка я щекотал самую вершину холмика, и она подалась мне навстречу, гладя руками меня по голове. Я провел языком снизу, забрав немного соленой влаги и чуть усилил нажим. Ее тело выгнулось, я приподнялся и нежно и сильно вошел в нее.

Я двигался то быстро, то медленно, целуя ее лицо, губы, глаза. Она закрыла их и выгибалась всем телом навстречу мне как дикая кошка. Я увлекся концентрацией на ощущениях и пропустил тот момент, когда еще можно было остановиться. Частота движений резко увеличилась, я тяжело задышал. Она вдруг замерла, сделала попытку освободиться, но тотчас подалась вперед, выгнулась так, что я вошел глубоко-глубоко и застонала вместе со мной. Оргазм охватил меня, но не так резко и сильно, локализуясь внизу живота, а как бы растекаясь по всему телу, дольше и мягче обычного.

— Что нибудь было не так? — спросил я, когда мы немного отдышались

— Все так, милый, — улыбнулась она. — Все хорошо.

Меня внезапно осенило.

— А мы ведь так и не познакомились!

— Но это же не повод для знакомства, — она хитро посмотрела на меня, и мы рассмеялись.

— Как тебя зовут?

— Оля. А тебя?

— Сергей.

Я перевернулся на спину и обнял ее, доверчиво устроившуюся у меня на груди.

— Я слышу как у тебя бьется сердце, — сказал она.

Я гладил ее волосы и думал, что роднее ее у меня нет существа на Земле.

— Ты женат? — спросила она.

— Да.

— Где она?

— В Москве.

— Она приедет к тебе?

— Да. Через месяц.

Она приподнялась на локте и стала целовать мой лоб, брови, глаза, нос, губы.

— У вас есть дети?

— Нет.

— А ты хотел бы иметь детей?

— Да. Девочку.

— Почему девочку?

— Не знаю. Почему-то хочется именно девочку.

Она потянулась за сигаретами.

— Можно я закурю?

— Да.

Она встала с кровати и открыла окно. Я смотрел на нее обнаженную и думал как несовершенно человеческое зрение. Глазами я видел просто красивую женщину, каких много, но руки, губы помнили. Помнили каждую клеточку ее кожи, крутой изгиб бедер, выступающий холмик, нежный живот, маленькие груди, нежный пушок на висках и сладкие, самые сладкие в мире губы. Я подошел к ней, встал на одно колено и обнял ее бедра. Потом стал гладить ее икры, колени, нижнюю часть живота. Она провела рукой между ног.

— Там мокро, — сказала она. — Я так люблю, когда там мокро. От тебя.

Она погасила сигарету и присела рядом со мной.

— Мне уже надо идти наверно, — проговорила она.

Я встал, взял ее на руки, сел на кровать и укутал ее одеялом.

— Мы сможем встретиться завтра? — спросил я.

— Нет, у меня завтра муж дома. Но я могу тебя проводить.

— Тогда я уеду утром, — решил я. — Ты сможешь?

— Да, — она откинула одеяло и начала надевать трусики. Я смотрел как она одевается и боролся с желанием обнять ее и зацеловать с ног до головы. Когда она уже стала надевать свитер, я опомнился и быстро оделся сам.

— Я тебе провожу сейчас?

Она кивнула. Мы вышли из гостиницы. Было уже совсем темно, дул холодный ветер. Мы шли рядом обнявшись, и я чувствовал, что что-то со мной произошло. Что-то необратимое, после которого моя жизнь уже не будет прежней. Эта нежная и удивительная женщина вошла в мою жизнь так, как будто всегда была в ней. В ушах стоя лязг неведомого механизма, части которого наконец-то вошли в предназначенные пазы, и он был готов к работе.

— Где тебя ждать завтра утром? — спросила она.

— Наверно лучше на вокзале.

— Хорошо. Когда твой поезд?

— В 9.30

— Тогда встретимся на перроне у поезда.

Я кивнул. Мы подошли к стоянке.

— Дальше я сама, — улыбнулась она.

Я привлек ее к себе, взял в свои ладони ее лицо и поцеловал в губы. Что-то подсказывало мне, что это наш последний поцелуй за эту встречу, поэтому я постарался вложить в него всю нежность, все восхищение, все чувства, которые я пока не мог выразить словами.

— Все, все, мне пора, — с трудом оторвавшись от меня сказала она. В последний раз, легко коснувшись губами моих губ она побежала к машине, открыла дверь, завела мотор. Я помахал на прощанье рукой и долго смотрел ей вслед.

Вернувшись в гостиницу, я бросился на кровать. Она еще хранила ее запах. «Такого не бывает» — подумал я.

На следующее утро она прибежала за 10 минут до отхода поезда.

— Извини, я раньше никак не могла вырваться.

— Ничего, все в порядке.

Я смотрел на нее, ставшую любимой и родной за несколько часов и пытался запомнить каждую ее черточку, ее запах, мягкость ее волос, сладость ее губ.

— Я хотела много сказать тебе, — продолжала она. — Но у нас совсем не было времени. — Она протянула мне листок бумаги.

— Возьми. Я написала это вчера вечером. Хотела привести в порядок свои чувства.

Я положил листок в карман. Слова внезапно кончились. Я раздваивался. Один из нас оставался с ней навсегда в этом городе. Другой садился в поезд через 5 минут. Я не мог не уехать. Но уже не мог не вернуться.

— Я приеду, — сказал я.

— А как ты меня найдешь? — лукаво спросила она.

Тут до меня дошло, что я забыл спросить хотя бы телефон. Я уже полез за ручкой, но она сказала.

— Не надо. Я тебе все написала. Иди, а то опоздаешь.

Я потянулся было поцеловать ее в губы, но она отстранилась, повернулась и быстро зашагала обратно в город.

В состоянии легкого беспамятства я загрузился в вагон, сел в кресло и развернул бумажку.

«Ты тот, кого я ждала всю жизнь. Я ждала только тебя. Я искала тебя... Любила и люблю только тебя... твои ладони — — только в них я хотела спрятать свое лицо и понять, что в них для меня все, что может быть для меня ценным... весь мир... Я понимаю, что у тебя может быть совсем другая жизнь, без меня и я не хочу ее разрушать... Я хочу подарить всю ту нежность, которую я собирала для тебя... Все то мастерство, которому я училась только для того, чтобы однажды отдать его тебе... Хочу просто знать, что ты есть... И счастлива, хотя только один единственный раз прикоснулась к тебе всем своим телом... Хочу, что бы ты запомнил меня... даже если ты не любишь меня так, как я люблю тебя.» Оля.

Внизу был телефон и электронный адрес.

Я схватил сумку, вскочил, но поезд уже набрал ход. Народ посмотрел на меня с удивлением. Я сел обратно...
  • TikTok 18+ TikTok 18 Оценить Нравится5

Ваш комментарий
Имя: *