Любительская Эротика

Четыре часа

Женатые мужики из частного сектора обычно звонят девушкам по вызову заранее, договариваясь на то время, когда уже стемнеет, чтоб соседи не донесли благоверной. И останавливать машину просят за квартал, а потом иди по щебенке на шпильках на ощупь, фонари-то не горят. Конспираторы, матерь вашу.
- Иди ты одна, - оборачивается ко мне Настя,- Диана с Гулькой уже там были, он просит что-то новенькое.
- Одна так одна, - застегивая пряжки на босоножках и проверяя презервативы в сумочке - хватит-нет.
- Вон тот дом за синим забором, третий от угла, видишь? Деньги возьмешь, отзвонишься.,
Ой ,не люблю я частные дома, там и подмыться иной раз негде, да и сами хозяева моются как баня топится, не чаще. Авось хоть этот благоустроенный, посовременней вроде, добротный.
Калитку открывает коренастый плотный дядечка в годах, мельком поднимает на меня глаза, достает деньги, отсчитывает за 4 часа,- Сойдет?
- Сойдет, - прячу деньги в сумочку и мы идем в дом, на кухню.
- Николай.
- Рита.
Пока я звоню Насте, - На четыре, всё нормально, деньги взяла, - Николай разливает водку по стопкам, - Будешь?
- Не пью.
- А, на работе. Понимаю. Я тоже на работе не пью.
- Нет, я вообще не пью.
- Ну тогда давай работай, - опрокидывает в себя стопку и спускает синие тренировочные штаны, под которыми ничего нет.
Пожимаю плечами, достаю резинку и приступаю к минету, надевая ее губами — по-другому просто не умею. Раздеться? Да на фиг, он же не просит.
И что-то не так.
И уже минут двадцать что-то не так. Никакого прогресса.
Клиент недовольно хмурит почти брежневские брови, но молчит. Так скажи же ты, скотина, что и как тебе надо делать - помедленнее, пожестче или наоборот, нежно-нежно, я же с твоим хвостиком совсем не знакома, в первый раз его вижу!

Провожу прохладными кончиками пальцев по паху с обеих сторон, чуть внутрь бедра - Николай благодарно расставляет ноги, приглашая дальше - все это время он стоял истуканом, значит, действую правильно. Дальше по этому прикольному шовчику в промежности - как будто человека, как мягкую игрушку, скроили из одного эластичного кусочка кожи, а шов, через который набивали синтепон, спрятали в самом укромном месте...
- Пошли в спальню, - спохватывается Николай, почти улыбаясь. А я уж думала — всё, не найду с ним общего языка, позвонит и попросит поменять на другую девушку.
- У тебя волосы не выпадают? - озабоченно спрашивает он, сбрасывая покрывало с супружеского ложа, потом торопливо стягивает майку, стаптывает вниз шуршащие штаны и устраивается кверху тугим пузиком, растопырив согнутые в коленях ноги - ну ни дать ни взять баба на родовом столе. Ухмыляясь этому сравнению, сажусь чуть пониже и, глядя Николаю в глаза, медленно, с полуулыбкой оглаживаю его бедра. Бедные толстые ляжки, каково им в жару приходится друг о друга тереться! Кажется, ему и минет не нужен.
- Дальше, пониже... я чистый, только что из бани,- просит Николай неожиданно тоненьким детским голоском, когда я дохожу пальчиком до розовенького колечка анальных мышц, - пожалуйста!
Оппа-на. Я работаю всего два месяца и, конечно, слышала от товарок о таких любителях, но лично в моей практике это впервые, да и про этого клиента обязательно предупредили бы.
- И что мне с тобой делать? - уточняю задумчиво. Нет, растерянно.
- Туда, туда...- он нетерпеливо подпрыгивает на постели, еще шире растопыривая ноги.
- Пальцем?!
- Да!!! А лучше двумя или тремя, - все тем же пискливым голосом, внезапным в таком солидном мужике.
Блин, мне же с тобой еще три с лишним часа мудохаться. Лучше бы я водку пить умела.
- Хорошо, сейчас презерватив на пальцы надену... Да и с хвостика сниму, пусть свежим воздухом подышит, - стягиваю и отбрасываю резинку, свидетельницу своих получасовых мучений, потом неторопливо вскрываю очередную упаковку.
- О, а я перевернусь - тебе ж так удобнее будет, - Николай рывком превращается из родильницы в упитанного такого загорелого пони, который только и ждет, чтоб его оседлали.
Да ради бога, любой каприз за ваши деньги, - наконец решаюсь я и от лица всех обиженных женщин заезжаю ему пальцами в латексе в задницу.
- Ойй, что ты делаешь?! - восторженно-изумленно Коля.
-Я? Неужели не понятно? Трахаю тебя! - я еще и за плечо ему левой рукой ухватилась для устойчивости, потому что, чтобы такую тушу сдвинуть с места, оказывается, надо приложить немало усилий.
- Повтори, повтори,что ты сказала?
- Я тебя трахаю, не видишь, что ли.
- Меня? Но я ведь маленькая девочка, меня нельзя трахать.
- Так я твою девственность и не трогаю, я тебя в попу трахаю.
- Но так ведь только с плохими девочками поступают.
- А ты и есть плохая девочка! Разве можно кого попало в дом звать! И я тебя наказываю!
- Ой, больно, больно! - Коля вскакивает и убегает на кухню. Возвращается с бутылкой постного масла в качестве смазки и здоровым пожелтевшим огурцом. Точно, у огурца нет длинных ногтей. Я, уже вошедшая в роль, с интересом следую поворотам сюжета. Наверное, в багажнике нашей «служебной» машины давно пора возить набор страпонов и прочих прибамбасов из секс-шопа.
Очередной презерватив натянут на огурец, и я провожу испытание.
За огурцом в ход идет женин баллончик с дезодорантом, но он холодный, и мы возвращаемся к огурцу. Все это под рефрен - "Что ты делаешь, за что ты меня трахаешь, а ты точно никому не расскажешь, все ведь думают, что я хорошая девочка, ай-яй-яй..."
Ох и нелёгкая это работа через зад кормить ебемота! К концу четвертого часа я совсем упарилась и полна сочувствия ко всем извращенцам и не извращенцам - и к тем, кому приходится спать с жирными, тяжелыми потными женщинами, и к тем, кому приходится иметь мужчин в задницу, потому что больше некуда. Николай тоже взмок и побледнел — то ли с похмелья, то ли от экстаза, и часто просит передышки, - Давай покурим.
В перекурах я узнаю, что клиент мой обычный нефтяник, примерный семьянин (если не считать походов на сторону). Жена и знать о его задвиге не знает, совратил уже после сорока лет сослуживец, а сейчас того перевели и всё, кранты. Я первая девушка, которая догадалась с ним сотворить этакое, предыдущих, которых Николай вызывал, он тупо сажал за стол и поил, стесняясь сказать, что ему нужно.
- Надо было с тебя денег за допуслуги содрать, - спохватываюсь я.
- Вот еще! Ты ж даже не раздевалась. Не я ведь тебя в задницу трахал, а ты меня.
- А, значит, еще я и доплатить тебе должна? Ах ты, шмакодявка мелкая, толстожопая, сейчас я тебя ремнем отшлёпаю.
- Ай, нет, ремнем не надо. Следы останутся! - опять тот же писклявый образ, - А ладошкой можно, посильнее, пойдем, попробуешь!
И ведь нормальный человек с первого взгляда...
  • Оценить Нравится6

Имя: *
E-mail: